Главная

Голосуем:

Что государство должно делать с маньяками, насильниками, серийными убийцами и педофилами?
 

Новое в Маниакане.ру:

Интересное:

толстовки в москве
ПРИРОЖДЕННЫЙ УБИЙЦА
40408-2.jpgВ черном списке маньяка девять убийств немощных стариков и старух. Самой молодой из жертв накануне гибели исполнилось шестьдесят три года. Зачем молодой психически здоровый мужчина лишал их жизни? Этот вопрос так и остался без ответа.
Серия стала просматриваться летом 1995 года, когда в последний день августа в жилом секторе старой части Омска были найдены сразу два изуродованных трупа. Восьмидесятичетырехлетняя жительница частного дома по Рабочему переулку скончалась от нескольких рубленых ран головы. Прибывшая на место преступления оперативная группа сняла имевшиеся отпечатки пальцев и сумела найти немногих свидетелей. Они рассказали, что видели у дома потерпевшей незнакомого мужчину, бесцельно бродившего по улицам.
Самое удивительное, что в действиях убийцы невозможно было усмотреть корысть. Из дома погибшей старушки ничего не пропало. Да и жила она более чем скромно, одинокая, едва сводила концы с концами до очередной нищенской пенсии.
Еще больше удивились сотрудники уголовного розыска, когда в соседнем квартале часом позже обнаружили почти такую же картину: одинокая старуха (на год старше предыдущей жертвы) скончалась от аналогичных ран. На этот раз преступник прихватил 800 тысяч рублей – жалкие сбережения покойной – и дешевые карманные часы.
Опрос свидетелей дал положительный результат. Приблизительные приметы подозреваемого совпали с полученными ранее. Кроме того, они напоминали описание неизвестного мужчины, причастного к убийству в том же районе Омска, совершенному месяцем раньше. Тогда жертвой оказалась шестидесятичетырехлетняя пенсионерка Шишкова, жившая в собственном деревянном доме на Озерной улице. Похож был и почерк преступника. Он зарубил старуху топором, сняв с нее грошовые сережки с камушками и оставив по всему дому множество кровавых следов.
Стало очевидно, что в городе появился опасный и безжалостный убийца с маниакальными наклонностями. И если у кого нибудь оставались сомнения, то через две недели они исчезли. Снова был найден очередной труп пожилой женщины. Ее смерть наступила от ударов топором по голове. Похоже, что убийца преследовал лишь одну цель – утолить жажду смерти. Из дома потерпевшей не ничего пропало, кроме орудия преступления. Маньяк с топором отправился выслеживать очередной объект…
На поиски серийного убийцы были мобилизованы самые опытные сыщики уголовного розыска. С учетом оперативной информации последних пяти лет, заложенной в базу данных ЭВМ, отрабатывались лица, ранее судимые за аналогичные преступления. Проверялись бродяги, торговцы подпольно изготовленными спиртными напитками, изучался образ жизни больных, состоящих на учете в психоневрологическом диспансере или находящихся на стационарном лечении в противотуберкулезных диспансерах.
Оперативники негласно проводили проверку среди обслуживающего персонала домов престарелых. С целью получения информации о преступнике велось скрытое наблюдение в возможных местах сбыта краденого имущества, систематически проверялись комиссионные магазины, точки скупки драгоценных металлов, вещевые рынки, авто– и железнодорожные вокзалы. Сыщики, в надежде получить хоть какую то зацепку, присутствовали при захоронении жертв. Но, увы, все эти меры желаемого результата не принесли.
И вскоре маньяк напомнил о себе.
18 сентября в частном доме был зарублен топором семидесятилетний одинокий старик. Единственной добычей убийцы оказались потрепанный магнитофон «Комета» и пачка говяжьего фарша. На следующий день – новое преступление. Жертва – восьмидесятипятилетняя Вноровская. Ни к одной из вещей в доме он даже не притронулся, оставив на месте преступления окровавленный топор и монтировку.
По городу поползли слухи о появлении в Омске садиста потрошителя, объявившего охоту на одиноких стариков. И без того жестокие преступления обрастали леденящими кровь подробностями. С наступлением вечера улицы, в особенности там, где расположены частные дома, пустели. Люди отваживались выходить лишь в случаях крайней необходимости, а на ночь закрывали окна глухими ставнями и баррикадировали двери. Маньяк, почувствовав опасность, на некоторое время затаился. Позже выяснилось, что действовал он вполне осознанно и не выходил на охоту за стариками почти три недели из за боязни попасть в милицейскую ловушку. Но 3 октября он не выдерживает. Снова его жертва – дряхлая старуха, разменявшая девятый десяток и жившая в деревянной хибаре на окраине Омска. Почерк убийцы тот же – рубленые раны на голове. На этот раз он прихватил комплект постельного белья и ставший традиционным «сувениром» мясной фарш из холодильника. Неделю спустя ситуация повторяется. С той лишь разницей, что жертва оказывается на четыре года моложе, а добыча – банка варенья, золотые сережки и электронная игра «Тетрис».
Несмотря на усилия сыщиков, убийца оставался на свободе. Однако во время последней вылазки он совершил явную ошибку. В доме потерпевшей его видела молодая женщина, которая позже сумела дать очень подробный словесный портрет подозреваемого.
Каждый оперативник города получил документ с грифом «секретно» следующего содержания:
«На территории Ленинского района Омска в период с 27 июля по 19 сентября 1995 года совершена серия убийств одиноких лиц пожилого возраста, проживающих в частном секторе. Разыскивается мужчина, который под видом аренды жилья расспрашивает прохожих о людях преклонного возраста, представляется беженцем из Казахстана или приехавшим из Петропавловска. Приметы разыскиваемого: европейская внешность, на вид 30–35 лет, рост 175–180 см, худощавого телосложения, волосы русые с сединой, прямые, взъерошенные, лицо прямоугольное, нос удлиненный с большими крыльями. На верхней челюсти зубы белого металла, справа один зуб отсутствует…».
Тщательный анализ преступлений позволил сконцентрировать поиск в местах наиболее вероятного появления маньяка. Была принята версия о том, что убийца приезжает в Ленинский район на общественном транспорте, причем, скорее всего, по железной дороге. На маршрутах движения автобусов и пригородных поездов постоянно дежурили оперативники. Особое внимание уделялось периоду с девяти утра до трех дня – именно в эти часы были совершены все убийства. В операции постоянно участвовало 170 человек, снабженных рациями, по маршрутам общественного транспорта курсировали автомобили с оперативниками.
Уже на пятый день массированного поиска появился результат. 17 октября на платформе железнодорожного вокзала скрытым постом уголовного розыска был задержан молодой мужчина по приметам, схожий с разыскиваемым. Когда его доставили в отделение милиции и «откатали» пальцы, установить имя стало проще.
Задержанным оказался тридцатилетний Петр Геранков, ранее дважды судимый, в том числе и за убийство. Отрицать свою причастность к преступлениям он не стал, но объяснить их мотивы не смог.
Закрепить показания маньяка вещественными доказательствами труда не составило. Кроме совпавших отпечатков пальцев и опознавших его свидетелей, на квартире Геранкова (он с женой жил у родственников без прописки) были изъяты похищенные вещи.
И все же в этом кровавом уголовном деле есть загадка. Не для следствия и предстоящего суда, приговорившего убийцу к исключительной мере наказания (приговор приведен в исполнение в Екатеринбурге в середине 1996 года). А для сыщиков и психиатров. Зачем Геранков убивал стариков? Отобрать мелочи, которые его интересовали, он мог, не прибегая к топору и монтировке. И почему объектами нападения оказывались только немощные одинокие жители частных домов?
Кому то рассуждения об этом могут показаться не интересными. Зачем копаться в психологии убийцы, если он сам во всем сознался и его показания подтверждаются уликами? По мнению криминалистов, именно разгадка таких, внешне простых дел для раскрытия и доказательства безмотивных преступлений поможет глубже понять причины появления серийных убийц.
Кто ответит, почему Геранков стал маньяком? Под воздействием внешних факторов, среды и окружающих людей, или он уже появился в нашем мире «прирожденным убийцей»?