Главная

Голосуем:

Что государство должно делать с маньяками, насильниками, серийными убийцами и педофилами?
 

Новое в Маниакане.ру:

Интересное:

Перечень всех мед. препаратов
ЛЮБОВЬ ЗА ДЕНЬГИ? НИКОГДА!
1206021527_0582.250x200.jpegОперативники, знакомые с обстоятельствами этого уголовного дела, называли Олега Кузнецова самым продуктивным потрошителем десятилетия. За неполных три месяца двадцатитрехлетний житель подмосковной Балашихи совершил девять убийств, отягченных садизмом и издевательствами над изнасилованными девушками.
Каков полный список жертв Кузнецова, установить невозможно. В одной из исповедей, написанных им в камере «Матросской тишины», он утверждает, что изнасиловал пятьсот женщин. В других показаниях сообщает о восемнадцати убийствах, называет года, вспоминает детали одежды жертв, время нападений, адреса, имена, другие подробности… На следствии эти сведения подтвердились лишь частично. Хотя, по мнению сыщиков, реальное число жертв балашихинского потрошителя должно быть действительно очень велико. Заявления об изнасилованиях, особенно в маленьких городах и поселках, делаются редко. Потерпевшие стремятся скрыть несчастье от соседей, сослуживцев, родных, предпочитают забыть, уйти от страшного и унизительного воспоминания.
Нужно принять в расчет и такой факт. Кузнецов имел отличные внешние данные (о физических – речь впереди), легко знакомился с понравившимися девушками, мог произвести хорошее впечатление. Светловолосый мужественный, спортивного вида парень с белозубой улыбкой и ясным взглядом сразу завоевывал доверие и, лишь оказываясь один на один с намеченной жертвой, превращался в жестокого и похотливого зверя. То, что он делал с телами несчастных девушек, нормальному человеку невозможно даже представить.
Впрочем вопрос о его вменяемости был решен положительно. Эксперты института Сербского отклонений в психике убийцы не нашли. И поэтому никого не удивил приговор суда – расстрел. По мнению медиков речь идет не о душевном недуге, а о чудовищном, невероятном эгоизме. Именно это качество объясняет не только мотивацию многих его диких поступков, но и представление о собственных уникальных мужских достоинствах.
Из показаний Кузнецова: «Я ей по нормальному сказал, чего хочу, и обещал отпустить после вступления в половую связь. Она мне прямо в лицо ответила, что сдаст меня в милицию. Тут я совсем вышел из себя…».
«Я предложил ей прогуляться с полчаса, обещая потом проводить. Имени девушки не помню, но она мне понравилась и, когда мы отошли в поле, я стал ее целовать. Она не возражала. Я возбудился и полез руками ниже. Она сказала, что не надо этого делать, начала отталкивать. Меня это взбесило, я оттащил ее к лесу и, не снимая всей одежды, так как было холодно, изнасиловал в обычной форме… Ножом я ее ударил в спину и грудь. Выкалывал ли в тот раз глаза, я не помню…».
Что касается физических кондиций, то на здоровье он не жаловался. Был членом юношеской сборной по биатлону в «Спартаке», владел приемами рукопашного боя, в армии мог постоять за себя перед «дедами». Утверждал, что никогда не подчинялся прихотям «стариков», всегда отвечал ударом на удар, и это похоже на правду. Во время одной из потасовок в казарме – он служил в автороте под Киевом – Кузнецову перебили нос. Но он не унывал – такие шрамы лишь украшают лицо настоящего мужчины.
Первое убийство он запомнил во всех деталях. Тогда, пользуясь терминологией Кузнецова, на него впервые «накатило». Накануне он поссорился со своей женщиной и был в плохом настроении. Взял две бутылки красного вина, собирался как следует расслабиться. А тут и случай подвернулся. На шоссе он увидел голосующую девушку (в то время Кузнецов работал водителем грузовика на подмосковном предприятии). Она попросила подвезти ее до дома, по дороге разговорились. Кузнецов предложил выпить, девушка не заставила себя упрашивать. Загнали машину в перелесок, неподалеку от поселка Купавна. Расположились в кабине. Вино подействовало быстро. По словам Кузнецова, «она сама начала сексуальные ласки».
Любовью занимались всю ночь. Он подробно описывает время, проведенное с жертвой. Хотя ни имени, ни внешности припомнить не может. Единственная деталь – оно и понятно, – оставшаяся в памяти: девушка носила облегающие брюки.
Под утро потянуло в сон. Около часа проспали в кабине грузовика. А когда, проснувшись, он захотел проститься с ночной подружкой, случилось непредвиденное. Вместо прощания девица (по словам Кузнецова, она «занималась сексом без принуждения») неожиданно потребовала деньги:
– Давай четыреста рублей, – заявила она. – Я пугана. – И добавила, что «за так» ни с кем не встречается.
Кузнецов платить отказался. Тогда девица, не предполагая последствий своих слов, угрожающее бросила:
– Как знаешь, не отдашь бабки – в ментуру тебя сдам.
На Кузнецова эти слова подействовали мгновенно. Взбешенный, он вытащил девицу Из кабины, подвел к березе. Жертва почти не сопротивлялась – «была пьяненькая». Он связал ее руки за стволом дерева, отошел и дважды ударил между ног и в голову. Девушка потеряла сознание. Он достал монтировку и несколько раз со всей силой нанес удары по голове.
Позже ее тело, безжизненно обвисшее на дереве с заломленными назад руками, обнаружили случайные прохожие.
Счет смертям был открыт.
После убийства в Купавне он какое то время держится. Но однажды вечером в Балашихе, на автобусной остановке «ВСХИЗО», насильник встречает давнюю подругу, которая когда то неуважительно отнеслась к нему и демонстративно целовалась с другими. Кузнецов узнал ее, поздоровался, но она не ответила и прошла мимо.
Из рассказа Кузнецова: «Я спросил, что означает ее поведение, почему она мною пренебрегает. Она пыталась убежать, но я догнал и вынул из кармана куртки перочинный нож. Резать не хотел – только припугнуть. Но она каким то образом выбила нож, я так его потом и не нашел. Тогда я оттащил ее в сторону от дороги и объяснил, что вел себя по отношению к ней по человечески, не принуждал к половой связи. А раз она поступила со мной по свински, значит, я ее накажу, трахнув. Она не сопротивлялась. Я поставил ее на колени и произвел половой акт сзади. Длился он всего лишь минуты две. В принципе, я не хотел ее, а таким образом наказал. Когда она встала, я сказал, что это будет уроком номер один. А потом пару раз ударил – в живот и по лицу, сказав, что это – урок номер два. Она начала просить отпустить ее, клялась, что в милицию не заявит. Я ей поверил, и она ушла».
Уже на другой день насильника начинает искать милиция. Он догадывается, от кого исходит информация. У девушки еще с давних времен остался домашний телефон Кузнецова. К нему домой приходит участковый. По совету приятеля он прячется. Сначала у знакомой в Балашихе, а после того, как его едва не задержали оперативники, Кузнецов отправляется в Киев. Там у него еще со времен армейских «самоходов» (так в своих показаниях он называет отлучки из воинской части к подружкам) немало знакомых девушек. Впрочем в столице Украины по старым адресам он не бегал, предпочитая свежие впечатления и новые приключения.
В Киеве, прямо в автобусе, он знакомится с Аллой Н. С первого же дня у них складываются очень хорошие отношения – они даже подают заявления в ЗАГС. Но постепенно новая подруга начинает его раздражать, он теряет над собой контроль, происходят частые ссоры. Как объясняет Кузнецов в показаниях – его «клинило».
Проводив Аллу на работу, он отправляется в свободный поиск. Результат – четыре загубленных жизни. Жертвы были не просто изнасилованы и убиты, они были замучены с особой жестокостью. Маньяк резал им веки, ножом выкалывал глаза, втыкал палки в половые органы, чтобы «уничтожить следы спермы». Редко кому удавалось убежать. Но про обычные изнасилования Кузнецов не вспоминает – чего уж там, «рядовые эпизоды».
После очередного преступления, когда он обобрал жертву: снял с убитой девушки сапоги, вытащил из сумочки кошелек, сорвал с шеи нательный крестик, он возвращается в Москву. До задержания милицией он успел еще вволю погулять…
Когда его «клинило», он отправлялся на улицу. Любимым местом для знакомств с приглянувшимися девушками становится район Измайловского парка. Он делает откровенные предложения, заводится в случае отказа, насилует и, боясь очередного разоблачения, убивает. Одной из жертв садист вгоняет во влагалище палку на глубину 62 сантиметра. Именно после этого убийства он, по его же собственному выражению, идет «дышать свежим воздухом».
Последнее из десяти доказанных следствием убийств Кузнецов совершает неподалеку от торгово гостиничного комплекса «Измайлово». Начало знакомства традиционно:
– Закурить есть?
– Пожалуйста, – девушки подружки угостили сигаретой, но, на свою беду, оказались слишком игривы, – больше ничего не надо?
Ему, конечно, было очень «надо», особенно с младшей из подружек. Отправились гулять по парку. Та, что ему приглянулась, ушла немного вперед. Вторая шагала рядом. Он достал нож – зачем ненужный свидетель? Дважды ударил девушку в шею. Но то ли нож соскользнул, то ли девушка успела среагировать… Истекая кровью и крича, она бросилась прочь. Теперь во власти насильника осталась как раз та, ради которой он шел «вдыхать свежий воздух».
Девушку он потащил вглубь леса. Дважды она пыталась вырваться – за что немедленно получила удар в живот с оттяжкой. После этого сломленная жертва скрыться не пыталась. Кузнецов велел ей раздеться. Она сняла одежду, легла на нее, не кричала, не плакала. Сделав свое «мужское» дело, он достал нож, дважды ударил. Девушка, которой отчаяние придало сил, попыталась вырваться. Но биатлонист разрядник шансов ей, конечно, не оставил.
И эта жертва, как и многие другие, просила пощады, обещала не заявлять в милицию. Не поверил. Напоследок, убедившись, что девушка не подает признаков жизни, выколол ей глаза и ушел.
Его задержали ранним утром 26 марта 1992 года. Сотрудникам уголовного розыска удалось установить адрес, где Кузнецов жил у сердобольной подружки. Когда он сел в трамвай, к нему подошли оперативники:
– Ваш билет.
Кузнецов сразу догадался, кто перед ним, и сопротивления не оказал. При нем в сумке нашли нож, которым была зарезана последняя жертва, обнаружили другие улики. А позже в глухом уголке Измайловского парка он сам показал зарытое в снег тело девушки. Об этом преступлении стало известно только после признания Кузнецова.
В своих показаниях маньяк заявил, что хотел знакомиться с девушками «по хорошему», ожидал, что это поможет успокоиться. Но случилось так, что они ему перечили, и он терял самообладание и контроль за своими действиями.
И еще одно заявление: «Я жалею, что не пришел в милицию еще в ноябре 1991 года…»
Своевременное признание, не правда ли?