Главная arrow Хроники arrow УМЕРЕТЬ ДО РАССВЕТА

Новое в Маниакане.ру:

УМЕРЕТЬ ДО РАССВЕТА
98a988dd_1.jpgИмя этого преступника не войдет в историю криминалистики. В галерее монстров и монстриков встречаются и более выдающиеся персонажи. Оперативники, занимавшиеся розыском убийцы, вряд ли вспомнят сегодня фамилию насильника, или хотя бы обстоятельства его задержания. Человек без имени, не оставивший после себя на земле ничего, кроме чувства омерзения и горя. Его фамилию я с трудом отыскал в своем блокноте, она вполне подходит для ублюдка – Грязнов…
Ему не было места в нормальной жизни. Отторгнул преступника и другой, находящийся за чертой закона уголовный мир. Даже приговор ему вынесли сокамерники, не дожидаясь следствия и суда.
Тем не менее рассказать о трагедии нужно. Хотя бы потому, что она могла бы стать первым эпизодом долгой и кровавой серии. Во всяком случае, начал Грязнов так же, как и Чикатило, с убийства маленькой девочки. Как и его ростовский предшественник, имел явное тяготение к «общению» с детьми, был дерзок и хитер. Достаточно упомянуть о бутылке с чужими отпечатками пальцев, которую Грязнов специально подбросил на место преступления, направляя розыск по ложному следу. Он изменил внешность – выкрасил волосы в клоунский рыжий цвет, подстригся, уехал из Клина в другой город. Но уловки не помогли, поиск завершился успехом.
… Начало августа в подмосковном Клину было жарким и сухим. Мальчишки то и дело бегали на кукурузное поле. Спелые початки с ровными аккуратными рядами желтых зерен стали для детей и лакомством, и игрушками. В тот день ребята принесли их целую сумку, теплых от солнца, тугих, нарядных. Увидев это, шестиклассница Вера с подружками, тринадцатилетней Люсей и одиннадцатилетней Зоей, решили сходить на поле. Уж очень привлекательно выглядела добыча мальчишек.
Пока собирались – сначала Зоя бегала за хлебом, потом ждала бабушку, чтобы получить разрешение, – наступил вечер. Наконец Вера и ее подружки отправились в путь. Проехали две остановки на автобусе, вышли у завода железобетонных изделий, двинулись в сторону деревни Полуханово. Рядом с переездом спустились с бугорка и оказались на кукурузном поле.
Высокие стебли закрывали все вокруг, листья колыхались и чуть шелестели от ветра. Девочки быстро набрали спелых початков и собирались назад, когда со стороны проселка к ним вышел мужчина. Было в нем что то такое – в движениях, выражении – лица, голосе, – чего девочки сразу испугались, смутились. Зато он действовал расчетливо и спокойно.
Из показаний Веры К.: "Мы нарвали две сумки, выбрали место и сели очищать початки, чтобы есть по дороге. Вдруг нас окликнул мужчина. Он сказал, что работает в милиции и охраняет поле. А затем добавил: «Кто вам разрешил кукурузу воровать? У нас скотине есть нечего!». Он схватил меня за руку: «Пойдем в милицию». Но я вырвалась и пошла в сторону дороги.
За мной вскочила Люся. Тогда мужчина взял за плечо Зою. Та стала просить отпустить, говорила, что бабушка переживать будет. Но он не слушал. Мы испугались и пошли быстрее. Мужчина с Зоей двинулись за нами. Потом он остановился, нагнулся, как будто вытащить камень из обуви. Мы ушли вперед, а они отстали. От дороги я оглянулась. Мужчина с Зоей уходили вглубь поля. Больше мы их не видели…".
Сам по себе факт увода ребенка – ЧП. А тут на глазах у двух подружек, практически днем (август, около шести вчера) да еще в нескольких шагах от проходной завода. Поражала дерзость, хладнокровие преступника. В том же, что совершено преступление, никто не сомневался. Одиннадцатилетняя Зоя исчезла.
Можно ли было предотвратить беду? Наверное. Если бы девочки подняли крик, стали сопротивляться, защищаться, мужчина бы испугаются. Могли подружки обратиться к служащим на переезде, мимо которого торопились домой. Но они этого не сделали – побоялись «дяди из милиции». И даже вернувшись, не бросились к родным Зои, не забили тревогу. Об исчезновении ребенка стало известно только около восьми вечера, когда бабушка, проглядев все глаза, побежала по соседям.
Говорю об этом не для того, чтобы упрекнуть подружек или дать повод родным Зои обвинить кого то в несчастье. Ничьей вины в случившемся, кроме самого преступника, нет. Но если бы испуганные подружки сразу рассказали обо всем взрослым, на убийцу вышли бы скорее и задержали бы его меньшими усилиями.
… Поиски ребенка начались уже вечером. Вызвали розыскную собаку, стали прочесывать кукурузное поле. По горячим следам составили словесный портрет подозреваемого. К поискам подключились сотни людей: триста человек военнослужащих, около сотни работников милиции, двенадцать служебных собак… Шли цепью на расстоянии метра друг от друга. Не обнаружили ничего.
Снова и снова прочесывали местность. Срочно комбайном убрали кукурузу. Снова искали… Командир Мячковского объединенного авиаотряда выделил для поисковых работ вертолет «МИ 2». Коллеги с Петровки, 38 предоставили в помощь областной милиции новый американский вертолет «БЭЛЛ 206». Машины с поисковыми командами барражировали над полем и его окрестностями несколько дней. По рации пилоты наводили находившихся на земле людей на подозрительные места. Как на зло, именно с того рокового дня зарядили проливные осенние дожди. Поле раскисло, если и оставались какие то следы преступления или улики, их окончательно залило водой.
Сыщики работы не прекращали. Рассматривалась версия похищения ребенка. Были изготовлены розыскные листки с изображением подозреваемого, и подробным описанием примет. По деревням и поселкам ездили сотрудники милиции, опрашивали детей в школах и интернатах, пассажиров электричек и автобусов.
Подружек Зои возили в Москву, где изготовили новый, более совершенный композиционный портрет. На причастность к случившемуся проверялись люди с психическими отклонениями, ранее судимые, бомжи и бродяги. Еще оставалась слабая надежда, что девочка жива, найдется. Увы, через две недели трагедия получила новое продолжение. В канаве, на краю поля, прохожие обнаружили тело мертвого ребенка…
Отдел внутренних дел Клинского района обратился к жителям с просьбой оказать посильную помощь в изобличении преступника, было обещано крупное вознаграждение. Установили двоих мужчин, склонных к сексуальным извращениям. Но оба оказались непричастны к случившемуся.
Дни шли за днями. Сотни запросов, десятки километров, исхоженных сыщиками по окрестностям, непрекращающиеся оперативные мероприятия. Иногда казалось, что дело вот вот пойдет, но после проверки очередного подозреваемого становилось ясно: убийца все еще на свободе. С момента совершения преступления я следил за ходом поисков. Могу засвидетельствовать, что работа шла постоянно. И поэтому, хотя со дня трагедии прошло более шести месяцев, насильник был все таки пойман.
Рассказывает сыщик Клинского ОВД Александр Беляков:
"Все началось с разбитых окон в школе. Мальчишки безобразничали. Директор, с которым у нас давно деловой контакт, обратился за помощью: приезжайте, дескать, вразумите хулиганов. Мы стали беседовать с подростками. От них узнали про компанию ребят, которые систематически совершают кражи. Вызываем их к себе для беседы, начинаем аккуратно прощупывать – что и как. Узнаем любопытную деталь: краденые вещи они отдают какому то взрослому. Он в представлении мальчишек – «фигура», нигде не работает, живет в подвале, любит гадания и гороскопы, считает себя ясновидящим.
Кто такой? Оказывается, известная личность. Задерживался за бродяжничество в Клину, а сейчас отбыл в Зеленоград. Решаем проверить информацию. В Зеленоград отправляются сыщики Олег Кульков и Андрей Мамаев, находят «клиента» в таком же подвале, у него – предметы с известных нам краж. Но главное – даже не это. Среди вещей Грязнова обнаружены очень странные фотографии. На снимках – изображения детских джинсов, нижнего белья, фотографии самого «героя» в обнаженном виде, большое количество портретов мальчиков и девочек.
Зачем фотографировал? Просто так, объясняет. А снимки отдельных вещей – пробные фотографии, случайность. Верилось в такие случайности с трудом. Тем более, очень скоро выяснилось, что с мальчиками Грязное занимался делами, имеющими прямое отношение к статьям уголовного кодекса. Одному из знакомых, пятнадцатилетнему Н., он даже отправлял любовные послания. Кстати, Н. на момент убийства девочки жил как раз в деревне Полуханово. И Грязное в тот августовский день искал встречи с приятелем. Причастен ли он к тяжкому преступлению? Хотя у Грязнова три судимости – две за кражи и одна за бродяжничество и попрошайничество – на фоторобот он не походил. Девочки говорили о высоком длинноволосом мужике. А этот – тщедушный, сухой рыжий, коротко стриженный. Еще нечто грязное под носом – вроде усиков. Выяснили – постригся и перекрасился. Зачем? Снова тень на плетень наводит. Он, мол, личность творческая, с ним такое бывает.
О своих талантах говорил охотно. Даже убийцу предлагал найти. Ему, «астрологу», такая задача по плечу. Мы, конечно, обременять его не стали. Скоро нам было окончательно ясно, что убийство совершил сам Грязное…".
Оперативники действовавши осторожно, медленно приближались к главному событию – опознанию подозреваемого подружками Зои. Для начала предложили «астрологу» помочь найти место преступления. Он безошибочно и быстро вывел оперативно следственную группу на кукурузное поле. Затем устроили необычную проверку его показаний. Сняли на видеопленку одноклассников подружек, и, естественно, самих девочек. Продемонстрировали подозреваемому видеозапись – без колебаний с первого раза указал на обеих свидетельниц. И, наконец, решающий момент – опознание подозреваемого самими девочками. Вдруг не узнают? Ведь Грязнов изменился внешне, да и времени прошло немало. Подружки сразу же рассеяли сомнения: без раздумий указали на убийцу. После этого вопросов в правомерности обвинений не возникало даже у самых осторожных и скептически настроенных.
Грязнова я увидел через две недели после его ареста. Обшарпанные стены камеры клинского ИВС, где состоялась беседа, соответствовали облику убийцы. Понятно, что условия содержания в изоляторе отличаются от сервиса люкс отеля, но, думаю, дело не в этом. Именно про таких, как Грязнов, сказано: «Бог шельму метит». Суетливый, с бегающими глазками и дергающимися при разговоре конечностями, постоянно затравленным, жалким выражением лица – таким я увидел «астролога». Он жаловался на унижения со стороны сокамерников, плохое самочувствие и головные боли, но, признаться, не вызвал у меня ни малейшей жалости.
Факт убийства он не отрицал, но и не подтверждал.
– Плохо все помню, – бормотал он, пряча от меня взгляд. – Девочка, поле кукурузное, а потом что то накатило, ослепление, шум в голове… Опомнился – а она уже не дышит. Я испугался, убежал.
Судмедэксперт установил, что ребенок погиб от асфиксии, то есть был задушен. Девочку извращенец не изнасиловал. Врач зафиксировал повреждения половых органов, которые, скорее всего, нанесены руками. Как тут снова не вспомнить Чикатило, компенсировавшего собственную сексуальную неполноценность каннибальскими манипуляциями с половыми органами жертвы.
И еще одного маньяка напомнило дело Грязнова. Среди его вещей были найдены любительские снимки подростков откровенно порнографического содержания. Убийца рассказал, что, глядя на такие фотографии, он «получает энергию для выхода в астрал». Садист Сливко, расчленявший пионеров перед кинокамерой, примерно так же объяснял свои поступки. Он фиксировал агонию детей, чтобы потом вновь и вновь возвращаться к «сладостным мгновениям»…
Еще Грязнов просил сопровождавшего меня Александра Белякова передать ему любимые книги – томик «Дипломатия Людовика ХIV» и толкователь снов. Он, понимаете ли, видит интересные сны и хочет их расшифровывать.
Через несколько дней я услышал, что Грязнова нашли утром в петле. Официальная версия: убийца не стал дожидаться сурового приговора суда и наложил на себя руки. Подобная концовка истории всех устраивала.
А как было на самом деле? Можно ли в крохотной камере, где порой из за тесноты заключенные вынуждены спать по очереди – места на нарах не хватает, – незаметно для окружающих свить из обрывков тряпок подобие веревки, сделать петлю и привязать ее к прочной перекладине? Предположим, такое удалось, но как сохранить в тайне от окружающих хрипы и конвульсии самоубийцы? Тихо отойти в мир иной не сумеет даже обладающий железной волей человек. Ни один самоубийца не в состоянии контролировать собственную агонию. Значит, соседи по камере видели и приготовления, и исполнение? Не проще ли предположить, что приговор Грязнову вынесли соседи?
Известно, как в уголовном мире относятся к растлителям, насильникам, извращенцам. Такие заключенные превращаются в пассивных гомосексуалистов, их насилуют всей камерой, превращая в затравленных, потерявших человеческое достоинство существ. От этого не спасет ни собственная сила, ни тюремное начальство. В камерах, за колючей проволокой – свои законы, свой суд.
Кстати, о суде. Вряд ли Грязнову, учитывая обстоятельства убийства и нынешнюю тенденцию правосудия избегать вынесения смертных приговоров, грозила бы исключительная мера наказания. Логичнее было бы ожидать пятнадцатилетнего срока лишения свободы. А, значит, после восьми десяти лет примерного поведения (что характерно для такого контингента заключенных) не исключен перевод на поселение или даже амнистия. Те, кто знаком с правовой статистикой, знают, насколько реальны подобные перспективы. Кому кому, а зекам это хорошо известно, поэтому очень многие насильники, особенно те, кто надругался над детьми, не доживают до суда. Приговор им оглашают в камере. Так закончили свою жизнь главарь каширской банды Смеян, убийца и беспредельщик из Люберец Крючков, солнечногорский насильник Черных.
Знакомый сыщик из МУРа рассказывал, как чудом удалось спасти задержанного в Москве за серию нападений на детей извращенца. Соседи по камере в «Матросской тишине» сначала основательно попользовали его, давая волю вынужденному воздержанию и собственной фантазии, а затем выдали кусок бритвенного лезвия: «Срок тебе до рассвета…». Подследственного, истекавшего на полу кровью, случайно заметил заглянувший в глазок камеры дежурный по этажу. Самоубийцу откачали в тюремном лазарете, перевели в другую камеру, но вряд ли это изменит его судьбу.
Призрак Чикатило, о ком напомнили некоторые детали преступления Грязнова, возник в том же 1993 году в другом подмосковном городе Пушкино. Хотя местного убийцу сравнивать с ростовским изувером нелепо, лихость и хладнокровие, с которыми он отправлял людей на тот свет, принесли ему известность и почтительное отношение соседей по следственному изолятору.